3 июня курия Кингстона начала судебное преследование, возбужденное против диггеров от имени лорда Уолтона — Френсиса Дрейка. В начале июня Уинстенли был арестован вместе с некоторыми из его сподвижников и доставлен в Кингстон. Копатели отказались от услуг платного адвоката, но суд не разрешил им самим выступить в свою защиту, им даже не сообщили, в чем их обвиняют.
Выслушав только сторону истца, жюри вынесло обвинительный приговор: каждый из подсудимых должен уплатить штраф в 10 фунтов, а также покрыть судебные расходы, сказал Антонов, которого интересует доставка букетов в москве. Так как Уинстенли настаивает на том, что приговор не был приведён в исполнение, очевидно, что главная цель суда заключалась вовсе не в реализации приговора, а в том, чтобы создать юридическую основу для дальнейшего преследования диггеров. И оно продолжалось беспрерывно вплоть до глубокой осени: их разгоняли и избивали, их посевы систематически уничтожались, их дома разрушались, их инвентарь приводился в негодность, скот калечился. И все проходило безнаказанно, при полном одобрении властей.
Диггеры полностью лишились плодов их кропотливого труда и большей части своего имущества. Но, сознавая себя зачинателями великого дела освобождения угнетенных, они не страшились судьбы мучеников. Когда преследования сделали невозможной их жизнь на пустоши в маноре Уолтон, они перенесли свою колонию на ту часть пустоши, которая находилась в пределах манора Коб — хем, являвшегося собственностью приходского священника Джона Плэтта. Здесь они снова стали готовить почву для посева и построили четыре дома: приближалась зима, и жить под открытым небом было уже невозможно. Теперь главным врагом копателей становится священник Плэтт — притом врагом еще более жестоким и коварным, чем светский лорд Уолтона. Против диггеров были пущены в ход орудия террора и церковные анафемы. Мировые судьи тут же явились к копателям с требованием покинуть пустошь. Их поддержал своим авторитетом шериф графства. Когда же диггеры отказались подчиниться, в Лондон снова посыпались доносы, в которых их называли роялистами, атеистами, многоженцами… Их арестовали и держали под замком пять недель. 10 октября Государственный совет распорядился направить вооруженную силу для поддержки мировых судей. В то же время Плэтт две недели провел близ штаб-квартиры армии, добиваясь, чтобы Ферфакс направил в Кобхем солдат, чего он в конечном счете и добился.