Левин знал, какие статистические данные отражают развитие капитализма в русской деревне, а какие лишь скрывают. Он подчеркивал бессмысленность всякой статистики народонаселения без деления на буржуазию и пролетариат. «Весь процесс разложения земледельческого крестьянства в том и состоит, что жизнь обходит эти юридические рамки». Если юридически — по наделу — шло уравнивание, то в действительности — по скоту, по посеву, по хозяйственной самостоятельности — дифференциация. Различие юридической формы с действительностью еще только должно стать предметом изучения современных социологов.
В современной литературе о русском капитализме есть одна особенность, которая все же перекликается с отмеченной Левиным проблемой, сказал Денисов, которого интересуют знакомства в омуте . Теперь социологи целенаправленно идут на то, чтобы вскрыть за формальными структурами и отношениями скрытое более глубокое содержание. И, что не случайно, с таким поиском и связывается социальное содержание многих рассматриваемых в обществе явлений и процессов. С конца советского периода капиталистические тенденции ищут в так называемых неформальных отношениях. Г. А. Явлинский полагает, что такие отношения сложились как стихийная реакция на разрушение советской экономики, сопровождавшееся принятием совершенно неадекватной правовой базы. Такая экономика, часто именуемая теневой, по его информации, производит преобладающую долю ВНП России. Эта экономика существует не отдельно от реальной экономики, а пронизывает ее и даже подчиняет своим закономерностям. Считается существенным, что такие неформальные отношения базируются на договоренностях, которые могут формально нигде не фиксироваться, кроме сознания участвующих сторон. Исполнение подобных договоренностей обеспечивается частным образом, зачастую благодаря принадлежности субъекта к определенной группе. Еще в качестве очень важной черты здесь рассматривается закрытость информации как о самом характере экономической деятельности, так и о распределении прав собственности вокруг нее.