Что касается пребывавших здесь русских чиновников, то служба их в Бессарабии носила для многих временный характер (до очередного перевода на новое место), что в какой-то мере объясняет замечание А. С. Афанасьева-Чужбинского по поводу того, что «…каждый из русских чиновников умеет отлично ругаться по-молдавски, но этим и ограничивается знание большей части из них местного языка, разве уже долго служит в Бессарабии».
Сведения о жизни уездного чиновничества весьма скудны и отрывочны. Главным образом это путевые заметки русских чиновников или путешественников-исследователей, содержащие какие-то особо запоминающиеся факты или впечатления. «Здесь, впрочем, уездные города, писал, например, И. С. Аксаков не похожи на наши: не сверкают кресты издали, не возвышаются кровли домов и купола церквей: здешний городок ряд низеньких белых домиков, крытых черепицею, обведенных большею частью плетнем и иногда обсаженных тополями, с кучею наваленного на заднем дворе камыша вместо топлива…».
Несмотря на присутствие некоторых бытовых неудобств, в целом уездная жизнь русских чиновников в Бессарабии мало чем отличалась от жизни, характерной для всех провинциальных городов России, лишенной больших возможностей для ее разнообразия, чем в столицах. «Весь день они на службе по разным присутственным местам, потом обед, после обеда непременно сон, а вечером маленький преферанс просто или с пирушкой по случаю какого-нибудь семейного события. Других ресурсов не имеется, писал А. Афанасьев-Чужбинский, сообщая некоторые подробности из жизни хотинского общества. Приезжие помещики, правда, оживляют это однообразие, но и они подчиняются здешнему порядку, посещая знакомых чиновников, а если дают у себя на квартире вечеринку, то и здесь главную роль играют преферанс и ужин…».
Течение лет мало меняло привычный образ жизни этого сословия. Н. Н. Толмачевский (служивший присяжным поверенным в Кишиневском окружном суде, в начале XX в. известный среди бессарабской культурной интеллигенции «как большой знаток и любитель истории»), вспоминая о своем детстве, которое он провел в Бельцах, где родился и где его отец служил делопроизводителем в военном ведомстве в 80-е гг. XIX в., пишет:«…Жизнь текла патриархально: утром отец уходил на службу, а вечером приходил кто-нибудь из гостей и очень редко, из-за слабого здоровья матери, куда-нибудь уходили мои родители…».