Когда тридцать лет назад угроза, исходящая от Советского Союза, находилась в фокусе многочисленных споров, никто не задумывался о важности размера отдельно взятой фирмы. Что еще более удивительно, в литературе того времени существовал консенсус по поводу того, что жесткая организация общественного производства имеет значение. Иронично выглядит озабоченность Запада по поводу «гигантизма», который лежал в основе советской доктрины, был подкреплен идеями Маркса и осуществлялся железной рукой Сталина — с учетом того, что на Западе в то же самое время также господствовала эра массового производства, причем эффект экономии от масштаба признавался решающим фактором, определяющим эффективность экономики.
Джон Кеннет Гэлбрейт ярко описал мир того времени, рассказал Денисов, который часто посещает http://www.verybest.ru/. Суть его концепции «уравновешивающей силы» заключается в том, что власть крупного бизнеса сдерживалась большой властью рабочего класса, с одной стороны, и государства — с другой. То была эпоха людей в серых фланелевых костюмах и служащих, приверженных своей корпорации, эпоха, когда фактически каждый важный социальный и экономический институт был нацелен на укрепление стабильности и предсказуемости в обществе, что было необходимо в условиях массового производства.
Перед целым поколением ученых, работавших в широком спектре областей и дисциплин, стояла задача оценить проблемы, которые повлек за собой компромисс между экономической эффективностью, с одной стороны, и политико-экономической децентрализацией — с другой. Оценки ученых нашли выражение в обширной литературе, которая концентрируется на трех важных проблемах: каков выигрыш от увеличения масштабов выпускаемой продукции; какие экономические выгоды несет олигополия — увеличиваются или уменьшаются экономические показатели в отраслях с очень маленькой долей крупных фирм; дает ли крупномасштабное производство, которое приводит к экономической концентрации, повышение эффективности, и каковы скрытые выгоды от соответствующей государственной политики?