Подавляющее большинство усилий, предпринимаемых распадающимися парами, ни к чему не приводят, и не потому, что они не овладели искусством соблазнять и совершенствовать эротические отношения. А потому, что у них нет любви, а любви нельзя научиться. Только любовь может соединить: будь то материнская любовь, влюбленность или дружба. Если ее нет, эротика, по той самой причине, что она является временной услугой, не может спасти положение, сказала Володина, которую интересует лечение волос в москве. Ее успех зависит от того, насколько я жажду получить наслаждение, от желания и упорства’, с которыми я завоевываю, соблазняю другого. Но зачем мне стараться, если я не люблю его? Если он мне не друг? Пары, которые обращаются в консультации, хотят продлить свое существование в качестве пар, продолжить сложившиеся отношения. Эротику они считают средством для того, чтобы спасти и укрепить эти отношения. Но эротика, в ее чистом виде, нисколько не заинтересована в длительности своего существования. Она хочет лишь необычайного наслаждения, и ничего более. Она готова пойти на театрализацию, на любые уловки при условии, что ей с избытком удастся получить то, что она ищет. Но как только возникают сложности и долг оказывается сильнее наслаждения, она капитулирует. Эротические отношения, в отличие от дружбы и от любви, могут прекратиться внезапно, без сожалений, угрызений совести и обид. Любовь кончается только после многочисленных неудач. Дружба умирает, когда ее травмируют предательством или разочарованием. Поэтому ее конец тоже связан с болью, с чувством горечи и разочарования, которое может продолжаться очень долго.

Эротические отношения умирают в течение одной ночи, не оставляя следа. Человек, которого мы держим в объятиях, трепеща от страсти и повторяя «любимый, любимый», становится для нас таким же, как все. Многие из так называемых влюбленностей, или «романов», или увлечений — всего лишь эротические связи, слегка подкрашенные романтикой. Дружба в отличие от сексуальности не может находить удовлетворения в себе самой. Люди, вступившие в эротические отношения, повторяют друг другу: «Как ты мне нравишься, как хорошо с тобой, как мне приятно быть с тобой рядом, как хорошо нам вместе». Эротика должна кричать о наслаждении: о своем собственном наслаждении и о наслаждении быть рядом с другим, быть вместе. Чувство стыдливости ей незнакомо. Более того, эротические отношения стимулируются разговорами о взаимном наслаждении. А дружба, наоборот, застенчива, стыдлива, молчалива. Двое друзей никогда не станут говорить друг другу: «Как нам хорошо вместе». Дружба может доставлять удовольствие, вызывать чувство огромного удовлетворения. Но об этом не говорят. Получить, наконец, возможность отблагодарить друга, который очень помог нам когда-то,— счастье, радость, бьющая через край. Но сказать об этом другу мы не можем. Если мы заговорим с ним об этом, если скажем ему: «Посмотри, теперь, когда я могу отблагодарить тебя, я счастлив, как дитя», он почувствует себя неловко. И тогда наше счастье тоже улетучится. Поэтому мы должны уметь сдерживать эмоции. Это довольно любопытное явление.