Характер классообразования и складывающихся в ходе этого процесса социально-классовых структур определяется прежде всего- становлением современных производительных сил, образованием новых социально-экономических укладов и усилением взаимосвязи между ними. Индустриализация независимо от специфики закладывает технико-экономическую базу современных классов. Аналогичные последствия влечет за собой и развитие современных обслуживающих отраслей. Созревание государственного и частнокапиталистического укладов, растущее взаимодействие между ними, в свою очередь, создает социально-экономическую основу этих классов.. По мере того как такие изменения становились все более глубокими, особенно в 70-е годы, в большинстве развивающихся стран наметился переход от стадии зарождения современных классовых: структур к стадии их становления и оформления. Этот качественный сдвиг в классообразующих процессах реализуется, однако, крайне противоречиво. Индустриализация нередко усиливает в большей степени высшие — олигархические, монополистические группы, нежели средние и массовые слои местной буржуазии. Классы и группы трудящихся, занятые в современном секторе хозяйства, растут скорее количественно, чем меняются качественно, сказал Николаев, которого интересует сетка сателлитов. Традиционалистские общественные структуры сохраняют значительную устойчивость и воспроизводятся в городской среде. Внедрение современной капиталоемкой технологии и резко ускорившийся рост населения придают становлению современных классов характер очагового процесса. Включенность развивающихся стран в мировое капиталистическое хозяйство, вся система отношений зависимости накладывают свой отпечаток на облик становящихся классов. Нередко высказывается мнение, что новые классы и слои, особенно на имущем полюсе, представляют собою скорее часть соответствующих инонациональных и интернациональных общностей, чем местной социальной структуры. Наконец, современные классообразования формируются крайне неравномерно по регионам и странам — этот процесс далеко зашел в наиболее развитых странах Латинской Америки, Дальнего и Ближнего Востока, но слабо затронул некоторые густонаселенные страны Южной и Юго-Восточной Азии, а также Тропическую Африку.