Изучение социальных причин, влияющих на развитие делинквентности у девочек, чаще всего проводится в русле феминистских исследовательских программ. С точки зрения теории контроля доказывается, что в патриархальных семьях девочки испытывали более сильный контроль со стороны матери и это препятствовало развитию у них склонности к риску и участию в соответствующих формах делинквентного поведения. Появление эгалитарных, равноправных семей ослабило привычные формы контроля. М. Chesney-Lind, признавая факт более жесткого контроля в патриархальных семьях, трактует роль самой такой семьи иначе: в патриархальной семье в большей степени распространены традиционные идеи о подчиненной роли и бесправном положении женщины, что существенно повышает риск сексуальных злоупотреблений по отношению к детям и девочкам-подросткам и, соответственно, риск женской делинквентности. Таким образом, патриархальная семья в большей степени предрасполагает к криминализации женщины, чем эгалитарная. Кроме того, автор распространяет функции традиционного контроля и на систему юстиции, которая помогает семье принудительно удерживать девочку — жертву сексуального злоупотребления, что вынуждает последнюю бежать из дома, заниматься воровством и проституцией, чтобы выжить. J. L. Rosenbaum на основе лонгитюдинального исследования большой группы женщин также приходит к выводу, что дисфункция семьи тесно связана с делинквентностью и что эти молодые женщины часто становились жертвами как семьи, так и системы подростковой юстиции. Данные о роли дисфункциональности семьи с одним родителем, жестокого обращения, а также низких интеллектуальных способностей девочек-правонарушительниц представлены и в других работах

Склонность к насилию, однако, не была связана с историей перенесенного жестокого обращения и сопровождалась лишь злоупотреблением психоактивными веществами. В связи с тем что многие делинквентные девочки были жертвами сексуального насилия, авторы делают вывод о необходимости как можно более раннего психотерапевтического вмешательства после пережитой девочкой сексуальной травмы для предупреждения долговременных негативных эффектов. Как уже говорилось ранее, биологический фактор полового созревания также имеет существенное значение для развития личности и поведения девочки-подростка, усиливая кризисный характер переживаемого ею периода. Многоаспектное психолого-психиатрическое исследование делинквентных подростков, выполненное в Нидерландах], показало, что мальчики с ранним началом пубертата более уверены в себе и менее ранимы. Девочки же, напротив, в этом случае имеют гораздо больше психологических проблем, и ранний пубертат для них следует рассматривать как фактор риска делинквентного поведения. К такого рода поведению предрасполагают и множественные сексуальные контакты в раннем возрасте, злоупотребление психоактивными веществами, побеги из дома и прогулы. В целом, если мальчики обнаруживают больше проблем внешнего плана, выражающиеся, в частности, в агрессивном поведении, у делинквентных девочек преобладают внутриличностные проблемы : депрессии, внутренние психологические конфликты и напряжения. Таким образом, несмотря на то что рядом зарубежных авторов констатируется сближение мужских и женских гендерных ролей в результате изменения общества, существуют значительные различия в характере аномалий психического развития и психологических проблем у делинквентных мальчиков и девочек. Для последних свойственны более выраженные психические расстройства в целом и эмоционального и личностного регистров в частности. Фактором риска делинквентности у девочек являются не только неблагоприятные социально-средовые условия, но и раннее наступление пубертата. Специфическую патогенную роль играет перенесенное девочками в детстве или подростковом возрасте сексуальное злоупотребление и насилие. В отечественных психологических и психиатрических исследованиях, посвященных проблемам девочек с делинквентным поведением, существенное место также отводится полоролевой идентичности.

Рядом авторов изучались связи между клиническими формами личностных расстройств, их психологическими характеристиками и агрессивным поведением у девочек-подростков с делинквентным поведением Обнаружено, что для формирующихся психопатий или психопатоподобного синдрома резидуально-органического генеза более характерны аффективная, садистическая агрессия, для патохарактерологического формирования личности — сверхценная агрессия. Выявлена тесная взаимосвязь гетеро — и аутоагрессивных тенденций, а также связь агрессивности с совершением насильственных правонарушений. Агрессивным девочкам свойствен общий низкий уровень морально-нравственного развития личности. Данные тестовых методик свидетельствовали о пониженном уровне тревоги у таких девочек, высокой самооценке, что позволило исследователям сделать вывод о том, что в большинстве случаев агрессивность не является глубинным свойством личности девиантных подростков, а реализуется вследствие сочетания неблагоприятных социальных факторов. У девочек с агрессивными формами реагирования было преобладание внешнеобвиняющих самозащитных реакций. В целом как зарубежные, так и отечественные исследования проблемы делинквентности у девочек-подростков демонстрируют значение социальных, психологических и биологических факторов для формирования этого феномена, описывая те или иные его аспекты. Получить более целостное представление о психическом и личностном развитии девочек-подростков с девиантным поведением позволяет объединение в одном исследовании клинико-психологического, социально-психологического и общепсихологического подходов. Такого рода работа1 была выполнена нами на материале комплексного изучения 300 девочек — воспитанниц специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа для подростков с девиантным поведением Министерства образования РФ. Возраст девочек составлял от 11 до 17 лет. Продолжительность их пребывания в школе или училище варьировала от 1,5 до 3 лет В специальные учреждения девочки направлялись в связи с различными видами девиантного поведения, однако основной причиной была их делинквентность. В большинстве случаев она проявлялась в совершении мелких краж, существенно реже — хулиганских действий, грабежей.