Для начала, передвижение не является актом свободной воли, но подчиняется определенным правилам: правилу парковки, “кирпичу”, правилу ограничения скорости и так далее. Однако и это еще не полная картина. Простой факт наличия “кирпича” на пути к цели вовсе не означает, что водитель автоматически подчинится требованиям знака. Правила обычно не являются самовыполняющимися: “Исходя из того, что нормой обусловлено действие само по себе, независимо от человека, некоторые социологи сделали быстрый, но явно неправильный вывод о том, что «человек вообще не имеет значения; если нормы существуют, то они соблюдаются». Норма не просто существует или не существует. Норму создают сами люди совместными усилиями, никакого неземного «системного духа» для этого не требуется”.
Вместе с тем производство правил ‘‘упорядоченного или осмысленного социального мира вовсе не является просто совместной работой Равноправных людей ”. Некоторые люди обладают значительно большим объемом властных полномочий и ресурсов, которые позволяют им влиять на принятие решений иными людьми. В этом случае горизонтальная интеграция координации взаимодействий подменяется вертикальной. Таким образом, рассматривая перемещения в городе, я буду фокусироваться на правилах, упорядочивающих и структурирующих дорожное движение, практиках их исполнения/нарушения/обхождения, контролерах. В случае правил дорожного движения контролирующей инстанцией является ГИБДД или, точнее, дорожно-патрульная служба, непосредственно взаимодействующая с участниками дорожного движения.

Итак, первая практика — поймать: практика идентификации нарушителя дорожного движения. “Все машины ведь не будешь останавливать — по виду они одинаковые. Вот наркотики… 56-й регион — Челябинск и Оренбург еще — в первую очередь, это большегрузы едут, в каждой машине можно наркотик найти, вот вы в фуре найдете граммы наркотика? Нет, а вот опытный инспектор найдет…” . Идентификация нарушения правила — сложносоставная практика, которая включает, во-первых, мониторинг, цель которого — выявить нарушение правила; во-вторых, остановку заподозренного в нарушении транспортного средства или гражданина и, в-третьих, инкриминирование водителю нарушения того или иного правила. При описании того, каким образом происходит идентификация нарушения правила, инспекторы наиболее часто ссылаются на свою “интуицию”, якобы способствующую опознанию преступника. “Инспектор ГИБДД способен по чему-то неосязаемому, непонятному «обычному человеку» выделить в потоке машин машину правонарушителя — даже в темноте, когда, кроме фар, ничего не видно” . Интуицию, впрочем, можно представить в виде логической цепочки. Проиллюстрируем это примером: “Темное время суток, машина едет без включенных осветительных приборов — либо едет пьяный, преступник… Такая машина будет остановлена. Либо машина дергается, водитель нервничает. Ну опять-таки зависит от ситуации, если у него висит значок У, все понятно. Да, интуиция есть, за счет интуиции, можно сказать, и пойманы все негодяи” .

Суровость любых формальных санкций в значительной степени амортизируют неформальные практики применения этих санкций, в первую очередь — селективность применения санкций. “В своде дорожных правил существует одно правило, которое нарушают все, ну или почти все: правило парковки. Всех гонять с Невского мы не можем: это нужно к каждому приставлять. А как штрафуем? Ну, понимаешь, человек едет: во! Инспектора нет — он прыг из машины и ушел, идет обратно — прыг в машину и поехал. Тем самым он избегает беседы с инспектором — это как оно бывает в этой жизни. А есть непосредственно тот, кто сам приехал, устроился на глазах у инспектора. Вот он приехал, встал и стоит. Естественно, инспектору лень ходить куда-то, бегать далеко, он подойдет, представится, скажет, напишет, ну или они так обговорят эти моменты” .
Помимо описанной выше селективности санкций большое значение имеет еще один “амортизатор” применения формальных санкций — личное отношение инспектора к водителю. Рассуждая о необходимости “человеческого отношения” к участникам дорожного движения, инспекторы чаще всего говорят, что, принимая решение о том, стоит ли наказывать конкретного водителя, они учитывают не только факт нарушения правила, но и “законопослушность” конкретного участника дорожного движения. Каким образом определяется “законопослушность”, инспекторы ответить затрудняются, однако единодушно говорят, что при принятии решения о том, налагать ли на нарушителя правовые санкции или нет, на нее следует обращать внимание. Если в целом законопослушный гражданин совершил правонарушение, у него, по словам инспекторов, больше шансов уйти безнаказанным — а у “злостного” нарушителя больше шансов получить очередной штраф. “Все зависит от законопослушности граждан” .