В заключение еще раз перечислю основные теоретические новшества теории промышленных районов Маршалла: ключевая роль в промышленном развитии связей местного сообщества, малая значимость фактора размера фирмы в его рамках, упор на восприимчивость — или, если воспользоваться выражением Кейнса, на «животный нюх» — предпринимателей и честность местных государственных служащих, которые вызвали смещение центра тяжести в анализе фирмы с простого процесса накопления капитала к развитию всех социокультурных отношений. Именно они открыли путь к современной междисциплинарной теории местного развития.
Мы являемся свидетелями больших изменений в промышленных округах, рассказал Антонов, который часто смотрит новости. Последние исследования показали, что фирмы-лидеры в основных округах «делокализуют» производство основных компонентов, отдают на аутсорсинг различные звенья в производственной цепочке фирмам, находящимся за пределами их региона, часто за границу. Многие из этих фирм организуют процедуры конкурентной борьбы за заказы среди субподрядчиков. По мере того как производственные цепочки реформируются, производители концентрируют свои ресурсы вокруг «интеллектоемких» процессов, таких как дизайн и НИОКР. В значительной мере активность фирм в сфере дизайна и исследований по-прежнему связана с регионами основной локализации этих фирм, но все чаще — путем сетевого соединения дизайнеров и исследователей в удаленном режиме, основанного на самых передовых телекоммуникационных технологиях.
Все эти изменения идут рука об руку со сдвигом в сторону менее личностно и семейно окрашенных форм корпоративного управления.

Можно ли считать эти споры выражением переходного периода в приспособлении, в течение которого организации перестроят себя, чтобы иметь возможность ставить новые цели? Или, предполагая, что реорганизация в промышленных округах — результат перехода к миру, где будут царить модульность и отсутствие трансакционных издержек в повторяющихся взаимодействиях, производители будущего из промышленных округов станут саморегулируемыми и смогут обходиться без любых управляющих структур? Или, если реорганизация в промышленных округах — это результат перехода фирм к «прагматичной» структуре компании, нужна ли фирмам нового типа такая инфраструктура и как могут предоставляемые услуги, и способ их предоставления, отразить особенности «прагматичного» ответа на нестабильность окружающей среды и потребность в постоянном контроле за устойчивостью текущих рутин?
Промышленные округа становятся настолько же обычным явлением в развивающихся странах, насколько они укоренились в развитых странах. Но в тех случаях, когда такие округа еще молоды, их внутренние возможности к саморегуляции ограничены. Однако там, где округа в развивающихся странах стали уже зрелыми, они угрожают конкурентам из развитых стран. Бразильская кожаная обувь и китайская керамическая плитка — лишь два самых ярких примера.
Успехом в таких ситуациях промышленные округа развивающихся стран во многом обязаны поставщикам капитальных благ из промышленных округов развитых стран, что воспринимается производителями потребительских товаров как некая форма предательства со стороны поставщиков оборудования. Что бы ни думали об этом производители потребительских благ, но такая взаимосвязь между промышленными зонами в развивающихся странах и производителями оборудования из развитых стран будет лишь крепнуть, если только не появятся новые серьезные игроки на локальных рынках развивающихся стран.