Считается, что сложный процесс человеческого мышления является результатом длившейся в течение нескольких миллионов лет эволюционной адаптации, которая требовала решения проблем, связанных с охотой и собирательством. Представители эволюционной психологии выдвигают гипотезу о том, что подобные проблемы решались не только за счет нейробиологической адаптации, но и путем адаптации человеческого социального познания, рассказала Соболева, которой нужна кресло-подушка. Идея заключается в том, что для решения проблем социального обмена у людей имеются особые высокоразвитые мыслительные механизмы. Иначе говоря, мыслительные «модули», предназначенные для решения социальных проблем, представляют собой такой же компонент адаптированных умственных способностей, как органы зрения или слуха. Примерами «вычислительных» модулей, специализирующихся на решении проблем планирования человеческих действий, являются зрение, разговорная речь и «чтение мыслей». Механизм, обеспечивающий зрение, представляет собой область нервной системы, структура которой позволяет решать проблему анализа наблюдаемых явлений. В решении этой проблемы участвует специальный аппарат, предназначенный для обнаружения формы, границ, движения, насекомых, ястребов, лиц и т. д. Мы умеем говорить без предварительной подготовки точно так же, как видеть и понимать наблюдаемые явления. Несмотря на то что в процессе освоения языка нашими мыслительными схемами оперирует культура, от нее не зависит глубинная структура речи. Обычные дошкольники, говорящие на английском языке, способны применять мыслительные алгоритмы, чтобы образовать множественное число имени существительного путем добавления к слову окончания «s» и прошедшее время от нормального глагола путем добавления «ed».
«Чтение мыслей» — процесс проникновения в мысли других людей с учетом их слов и действий — облегчает «взаимопонимание, прогнозирование действий, социальное взаимодействие и общение» . Аутизм у детей порождает у них зрительную агнозию — они не могут автоматически «читать» мысли других людей. Предполагается, что аутизм имеет генетическую природу с более высоким риском проявления у однояйцевых близнецов, а также у родных братьев и сестер. Бэрон-Коэн считает, что мозжечковая миндалина и связанные с ней области мозга совместно контролируют способность определять направление взгляда других людей и их внутреннее состояние. Иные детекторы, по-видимому, позволяют отличать друзей от врагов — на последних кооперация не распространяется автоматически, — а также реагировать на внезапную опасность по принципу «сразиться или убежать». Гипотеза о том, что наша память предрасположена к усвоению ответных реакций, которые способствуют кооперации, не означает, что эти реакции носят врожденный характер. Нам лишь нужно родиться со способностью постепенно усваивать такие ответные реакции в процессе социальных контактов, почти так же, как мы обладаем врожденной способностью обучаться любому языку, а не говорить на нем. Способность к усвоению стратегий, которые содействуют сотрудничеству в процессе социального обмена, играет важную адаптивную роль. Однако конкретные формы того, что подлежит усвоению, широко варьируются в зависимости от среды обитания, природных катаклизмов, а также от организации процессов социального обмена между семьями и социальными группами. Результатом этого является бесконечное разнообразие культур, однако с функциональной точки зрения реципрокность является универсальным явлением.