Таким образом, мировой кризис 2008 года изменил внешние условия функционирования нефтегазовых компаний на международном энергетическом рынке. Политика ресурсного национализма, о которой столько писали в предкризисные годы, оказалась неэффективной в период экономического спада. Если при высоких ценах на нефть и значительном наполнении госбюджетов правительства стран-экспортеров предполагали, что они самостоятельно могут осваивать новые, более сложные месторождения, то кризис явно продемонстрировал, что ни государственные нефтегазовые компании, ни даже национальные правительства не в состоянии финансировать нефтегазовые проекты только за счет собственных средств, сказал Новиков, которого интересуют автозапчасти в Екатеринбурге. Еще одним показательным примером воздействия энергетического фактора на мировую экономику и геополитику является ситуация на современных газовых рынках. Традиционно газ, в отличие от нефти, считался региональным товаром. Крупнейшие газовые рынки — североамериканский и европейский, действовали в значительной мере независимо друг от друга, по собственным правилам и с разной динамикой структурных преобразований. При этом североамериканский рынок действительно функционирует как целостная система, в то время как в Европе, хотя и создана единая инфраструктура поставок, но полная интеграция пока отсутствует. Третий мировой рынок газа — это страны Азиатско-Тихоокеанского региона, газоснабжение которых традиционно построено на сжиженном природном газе. Наиболее интересен пример американского газового рынка, поскольку именно изменения последних лет значительно повлияли не только на региональные газовые, но и глобальный энергетический рынок.