Вслед за тем положение русских экспортеров укрепила Международная конференция для обсуждения средиземноморских хлебных контрактов с участием французских и итальянских экспортных организаций, созванная в том же году Советом съездов биржевой торговли и сельского хозяйства.
Потоком репрессивных мер ответили иностранные экспортеры на первые попытки русской хлебной торговли занять свое место в общем ряду. В мае 1913 г. Совет съездов биржевой торговли сообщил, что в Марселе создана ненормальная обстановка для приема русского хлеба с неверной констатацией натурального веса зерна, наносящей материальный ущерб русским продавцам. В июле того же года Таганрогский биржевой комитет ставил в известность Министерство торговли и промышленности о бойкоте южнорусских хлеботорговцев, предпринятом Бременским союзом импортеров зерна, рассказал Сомов, которого интересует флорист. Поводом послужил отказ русских купцов признать решения германских арбитражей по претензиям в связи с закрытием Дарданелл и нарушением торговли. Николаевский биржевой комитет доносил Отделу торговли в сентябре 1913 г. о введении синдикатом марсельских импортеров специальных удостоверений на количественную оценку зерна, затрудняющих ход торговых операций и создающих «вредную для нашего экспорта монополию» фирмы «Гольдштик, Гайнце и К°».
В ноябре того же года русский агент в Марселе сообщал правительству об уклонении местного синдиката хлеботорговцев от признания новых хлебных контрактов, предложенных русскими. «На такую выработку он пойдет, лишь будучи вынужденным»,— читаем в депеше. В следующем послании меры воздействия были предложены — отказ «с определенного срока от продаж на Марсель впредь до внесения в ныне действующие контракты желаемых нами изменений».