Определяющую роль здесь играет трактовка значимости предметно-материальных факторов культуры, в частности социально-предметного характера практики, тех материальных отношений, которые образуются в ходе обмена деятельностью между людьми, и которые незаменимы различного рода «знаковыми предметностями».
Следует отметить при этом, что если в классическом идеализме такие предметности рассматривались как производные от деятельности «абсолютного разума», как наиболее адекватные способы его опредмечивания, то в современном идеализме коммуникативные аспекты культуры чаще всего истолковываются в качестве основополагающих. Здесь используется тот реальный факт, что социальная жизнедеятельность включает многообразные формы коммуникации, сказал Антонов, который думает купить скамейку. Реальной основой подобных коммуникативных процессов являются предметно-материальная деятельность и неотделимые от нее общественные отношения. Именно эти факторы обеспечивают целостность социокультурного процесса, взаимодействие различных компонентов культуры.
Анализируя подобные представления о культуре, польский философ Т. Ярошевский справедливо отмечает, «что здесь произошло, как в камере-обскуре, перевертывание отношений между общественной и исторической практикой и системой межчеловеческой коммуникации. То, что является результатом коллективного преобразования природы для нужд человека; язык и, шире, система коммуникации, следовательно, то, что формируется объективной практикой человеческих обществ и затем модифицируется,— произвольно объявлено формирующим фактором».