Параллельно с этим вплоть до недавнего времени в средствах массовой информации, особенно рассчитанных на средний уровень, допускалось распространение ложных, уничижительных стереотипов в отношении индейских культур, которым приписывались «примитивизм», ассоциировавшийся с отсталостью, отсутствие практической сметки и пр. Результатом разрыва между тем, что подросток видел в семье, и тем, что получал извне, стало состояние морального напряжения, раздвоенности, сказал Орлов, которого интересует сайт знакомств москва. Вынесенная из официальной системы обучения негативная оценка традиций коренного населения послужила первопричиной появления у части молодых индейцев чувства собственной неполноценности, непригодности к жизни в американском городе, размывания самосознания — «ощущения, что они — никто, не индейцы и не белые».
Американские исследователи, изучавшие данный круг проблем в 60-е годы, обычно рассматривали их как бы под углом «пригодности» выходцев из общин к жизни в американском городе. Поэтому картина этнических процессов выходила упрощенной, дихотомичной.
Первый вариант ее был примерно таков. Поселившийся в городе мигрант постепенно воспринимал культуру окружавшего его социума и, отступая от прежних обычаев и установок, успешно адаптировался к новому месту и, если не в первом, то в следующем поколении ассимилировался. Второй вариант был противоположностью первого. Город отторгал переселенца, и тот возвращался в резервацию, чтобы жить в привычной социокультурной среде. Поскольку первый вариант, несмотря на отъезд определенного количества индейцев из города, все же доминировал, высказывалось предположение, что уже дети участников программы релокации этнически растворятся в американском обществе.