Проблема присвоения на индивидуальном уровне выглядит иначе, чем применительно к фирме. Экономические агенты могут быть уже заняты на фирме, а если они не заняты на ней, то могут быть наняты фирмой, занимающей лидирующие позиции на рынке. В действительности в модели совершенной информации, где агент не несет никаких издержек, любая экономия от масштаба будет приводить к тому, что между фирмой и индивидом возникнет проблема присвоения. Если агент имеет намерение внедрить нечто отличное от того, что до этого уже существовало в действующей фирме — будь то новый продукт, процесс, или организационную инновацию — инновационная идея будет предложена фирме. Так как была принята предпосылка о совершенном знании, то и фирма, и агент согласуют ожидаемую ценность инновации. Но в том случае, если имеет место экономия от масштаба, ожидаемая ценность от внедрения инновации внутри уже существующей организации будет выше, чем в случае, если инновация будет разработана вне фирмы для начала нового предприятия. Отсюда логично ожидать, что статусная фирма и изобретатель достигнут соглашения, в результате которого выгода, полученная фирмой вследствие внедрения инновации, будет поделена. Выплата изобретателю будет ограничена сверху ожидаемой выгодой от инновации, если она внедряется статусной компанией, а снизу — отдачей, которой может ожидать агент, намеревающийся использовать ее для создания нового предприятия.
Модель, выдвинутая Одретчем, перенесла наблюдение с фирм, озабоченных увеличением выпуска с нулевого уровня до какого — либо положительного значения в новой отрасли, на индивидуальных агентов, обладателей нового знания, которые вследствие неопределенности могут получить, а могут и не получить некоторую экономическую выгоду. Неопределенность, которая присуща новому экономическому знанию, в сочетании с асимметрией между обладающим данным знанием агентом и вертикальной иерархией принятия решений внутри организаций в отношении его ожидаемой ценности, потенциально ведет к разрыву в оценке этого знания.