Свое путешествие Ругачев продолжил только через два года. 14 июля 1734 г. подошел к Бельской переправе на реке Алдан. Его сопровождал конвой, служилые и мастеровые люди. В Охотске с продовольствием было, как всегда, трудно. Поэтому с собой везли муку, крупу, масло, гнали скот. На Алдане они встретились с командой капитана полковничьего ранга М. П. Шпанберга—одного из помощников В. Й. Беринга, подошедшего к переправе на лодках. Эта встреча имела для Ругачева очень неприятные последствия.
Что произошло между ними на самом деле, сейчас уже невозможно установить. Оба по-разному объясняли случившееся. Позднее, отвечая на вопросы следствия, помощник начальника Второй Камчатской экспедиции капитан М. П. Шпанберг утверждал, будто бы команда Охотского правления в пути следования разоряет якутов, насильно отбирает у них рогатый скот, молоко, масло и др., а мастер М. Ругачев даже отнял у жены одного якута корову. М. П. Шпанберг, идя вдоль берега по реке Алдан, видел полупустые якутские юрты. Его спутники нигде не имели возможности за деньги пополнить свои запасы скота и продовольствия, поэтому находились в крайне бедственном положении.
Высадившись на берег, М. П. Шпанберг приказал привести к нему мастера М. Ругачева, которого интересует крокус сити холл, и в присутствии команды обвинил его в неблаговидных поступках в отношении местного населения. «По которому изобличению, —писал в объяснении помощник В. Й. Беринга,—тот Ругачев в лице побледнел, тому якуту хотел платить за корову оную денежную цену. Я увидав явное воровство Ругачева, стерпеть не мог, ударил его тростью раза три, но и то слегка, а корову велел вернуть ее хозяину якуту».
В своем донесении от 16 июля 1734 г. Скорнякову-Писареву Ругачев не отрицал, что в его стаде нашли чужую корову, но хозяин ее имел другую фамилию. По его версии Шпанберг прислал за ним солдата, и когда они встретились, стал «…выговаривать для чего де ты скот грабил и озорничал, и напал на меня, и стал своеручно бить палкой и собаками травил. И я от таких его побой убежал на свой стан». Позднее М. П. Шпанберг допрашивал М. Ругачева вторично, после чего послал искать корову якута, ее нашли в стаде и вернули хозяину.