Тем не менее 7 из 9 еще остававшихся в 1980 г. почти «белыми» избирательных округов находились по-прежнему в северной, в прошлом полностью «белой» части Чикаго, и только 2 — в юго-западной. Из 12 почти целиком «черных» округов 10 находились в южной части города, не намного выходя за границы черного гетто в Саутсайде, а 2 — в границах черного гетто в Уэстсайде, 2 округа с «испаноязычным» большинством примыкали к этому черному гетто с юга, а 2 — с севера и северо-запада. Округа, где лица «азиатского и другого расового происхождения» составляли от 9 до 14% населения, находились в центре и в северной части города. Так, в избирательном округе Луп «белые» в 1980 г. составляли 27,5% населения, «черные’’ — 43,2%, «испаноязычные» — 18,8%, лица «азиатского и другого расового происхождения» — 10,4%. Среди белых там уже вообще не было скандинавов, немцев и ирландцев почти не осталось, но было немало хорватов и итальянцев, которым нужен провод пв 1. В то же время здесь жили мексиканцы, пуэрториканцы, имелись три колонии китайцев.
В 80-е годы исход из гетто принял еще большие масштабы, и к концу их там оставались наименее обеспеченные слои темнокожих чикагцев, 420 тыс. из которых жили на пособия, в том числе 142 тыс. женщин и детей были съемщиками муниципального жилья. Так, например, 20 тыс. обитателей «Домов Роберта Тейлора», в большинстве своем многодетных матерей-одиночек, оказались в соседстве с семьями членов воровских шаек, торговцев наркотиками, проституток. Те из жильцов, кому удавалось, рады были выехать оттуда, но криминальные элементы стремились захватить освободившиеся квартиры здесь и в других подобных муниципальных жилых комплексах. И хотя в этих комплексах проживало лишь 0,5% населения Чикаго, в них в 1980 г. произошло 11% всех зарегистрированных в городе убийств, 9% изнасилований и 10% ограблений с отягчающими обстоятельствами.