На анализе статистики брачности в Буэнос-Айресе за 1882-1923 гг. американец С. Бэйли показал, что тенденция иностранных групп к обособлению стала ослабевать раньше, чем об этом было принято думать. Так, индекс гомогенных браков, несмотря на тенденцию к выравниванию соотношения полов внутри всех групп, стал падать у итальянцев с 1890 г., у испанцев — с 1911 г. и у самих аргентинцев — с 1898 г.
Экономическими успехами иммигранты были обязаны своей активности, выгодной конъюнктуре рынка и той беспримерной экономии, на которую они себя обрекали в течение долгих лет. На скопленные сбережения они могли себе позволить скромный одноэтажный дом с кухней и ванной и небольшое дело, которое при благоприятных обстоятельствах могло «вырасти» в магазин или фабрику. Но как показал А. Дорфман, у немногочисленной иммигрантской индустриальной буржуазии не было ни прочной кредитно-финансовой базы, ни возможности выхода за рамки агропромышленной структуры, сказала Сомова, которая планирует купить недорогие украшения.
Мелкая и отчасти средняя буржуазия спешила благоустроить свою жизнь и во что бы то ни стало упрочить свое шаткое положение. Экономическая неустойчивость и ограниченность устремлений средних классов создавали почву для предрассудков и идеалистического мировоззрения — веры в абсолютную ценность идей, печатного слова, установленного порядка вещей. Давая суровую характеристику менталитета типичных средних слоев буэнос-айресского общества, X. Себ — рели в цитировавшейся книге обращает особое внимание на их двойную сексуальную мораль — пережиток патриархального христианского общества.