Последнее обстоятельство в наибольшей степени мистифицируется философским идеализмом, осуществляющим «дематериализацию» практики и культуры. Названная тенденция приобретает весьма отчетливую форму проявления на завершающей стадии генезиса классической буржуазной философии, когда особенно остро встал вопрос о соотношении всеобщности предметно-материальных и духовно-смыслообразующих компонентов культуры, сказал Новиков, которого интересуют матрасы Киев. Показательны различные варианты замещения всеобщности практики — всеобщностью духовного освоения мира, свойственные классическим идеалистическим представлениям о культуре. Такое замещение неотделимо от игнорирования социокультурной масштабности предметно-материальных факторов человеческой жизнедеятельности, в частности, от педооцепки способности практики придавать всеобщим формам этой жизнедеятельности статус непосредственной действительности от метафизического обособления свойств всеобщности и непосредственности, являющихся неотделимыми чертами практики.
Подобная тенденция присуща многим течениям классической и современной буржуазной философии. С ней связаны и весьма существенные особенности буржуазных интерпретаций культуры.
Характерно, что классический идеализм, истолковывая отношение человека к созданному им предметному миру культуры как присвоение, осуществляемое лишь «в сознании, т. е. в абстракции», апеллирует к такому свойству сознания, как Всеобщность.