С одной стороны, с точки зрения глубинного понимания проблемы, крайне необходимо принимать во внимание фактор обобщения. Алчность действительно присуща представителям, скажем, азиатских цивилизаций, наверняка, в той же мере, что и евро-американцам, имея, разумеется, повсюду свои национальные особенности. С другой стороны, среди тех и других можно найти образцы самоотверженности и аскетизма во имя высших идеалов, в том числе в их общечеловеческом понимании. Однако, во-первых, политико-системным выражением этой алчности и средством его возведения в ранг закона стала Евро-Американская цивилизация, изобретшая дикий капитализм с его первичным накоплением капитала; во-вторых, в конечном итоге изобретенная европейцами и постоянно совершенствуемая рыночная экономика вот уже несколько столетий демонстрирует свою эффективность, став, в частности, причиной рождения т. н. новых азиатских тигров. Снова имеем дело с диалектикой, отрицать всеобщность которой в данном случае возможно разве что в случае цивилизационной предубежденности.
Таким образом, когда речь идет о Евро-Американской цивилизации, несколько столетий подтверждающей свои финансово-экономические преимущества, то стоит рассмотреть проблему индивидуализма в более масштабном контексте. Речь, очевидно, не в стремлении к деньгам, поскольку на этом пути поиск так и останется незавершенным в силу заведомой идеологизации. Ведь, в конце концов, сегодня к богатству стремятся все государства и общества. Более того, с применением рыночных методов в экономиках азиатских стран их население, независимо от исповедуемой религии, постепенно также начинает видеть главную цель в личном обогащении. Наверняка не стоит искать глубинный ответ на причины происходящего в сфере весьма популярного в науке тезиса о т. наз. ограблении Западом остальной части человечества. Если исходить из феномена алчности, то в этой роли вполне могли оказаться представители других цивилизаций.