Балы, которые в то время довольно часто устраивались в Благородном собрании, неизменно становились темой обсуждения светских хроник; где читателю предлагалось подробное описание всего происходящего. Вот как, например, корреспондент описал бал, данный бессарабским дворянством в честь губернатора Н. И. Шебеко и его супруги: «…По обстановке, многолюдности и щеголеватости дамских нарядов подобные балы у нас не помнят. Здание, в котором помещается кишиневское Благородное собрание, было блистательно освещено фестонами и пирамидами из плошек и смоляными бочками. Приемные залы совершенно преобразились, все стены были украшены гирляндами цветов, между которыми красовались областной и все уездные гербы области, разделенные кокардами и флагами из материи в соответствии цветам гербов; все это связывала проходившая вокруг залы лента государственных цветов… Портрет государя императора украшен был флагами государственных цветов…
С 9 часов вечера распорядители и распорядительницы встречали у дверей залы приезжающих. Посуточная аренда в Эйлате. В 10 часов вечера прибыли его превосходительство Николай Игнатович Шебеко с супругою Марией Ивановной, с сестрою девицей С. И. Гончаровой. Областной предводитель дворянства М. А. Кантакузинподнес Марии Ивановне букет из камелий и других цветов.
Кроме дворян на балу было много приглашенных гражданских и военных чинов и жителей Кишинева.
В 02 часа был подан ужин. После ужина танцевали мазурку, и бал окончился после 5 часов утра» °.
Памятным событием, ставшим одной из заметных страниц общественной жизни Бессарабии и особенно кишиневского дворянского общества, оказалось пребывание в Кишиневе императора Александра II по случаю объявления Манифеста о начале последней войны с Османской Турцией в апреле 1877 г.
Еще с осени 1876 г. в Кишиневе находилась ставка главнокомандующего русской Дунайской армией Великого князя Николая Николаевича Романова (старшего брата императора), ожидавшего начала военных действий. Здесь же располагался штаб действующей армии во главе с генерал-адъютантом А. А. Непокойчицким и другие воинские подразделения
Русское общество значительно увеличилось за счет большого числа русских офицеров, военных врачей, которые влились на какое-то время в жизнь кишиневского общества. «Военное общество, довольно многочисленное в Кишиневе, писал В. Крестовский, ежедневно для завтрака и обеда сходится преимущественно в дворянском (городском) клубе, который любезно предоставил ему бесплатный вход и пользование столом. Обед из трех блюд стоит здесь 50 коп. Бутылка пива или скромная полубутылка местного вина вот и вся роскошь, какою позволяют себе приправить свой стол большинство нашего офицерства. Здесь же по вечерам появляются и местные помещики-землевладельцы; у многих из них по деревням расположены части войск… Что касается отношений с местным обществом, то с первых же дней установились самые дружелюбные, каковые продолжают оставаться, и можно быть уверенным, что кишиневцы не помянут лихом своих временных гостей. До сих пор не выходило никаких недоразумений ни в служебных, ни в общественных, ни в частных отношениях между военным и местным гражданским элементами…».