Делалась попытка организовать и китовые промыслы, для чего у Архангельского города строились специальные корабли. По указу императрицы Сенат приказал «…на зделанные у города Архангельска карабли для китового промыслу кому ими командовать и штир — манов обыкновенных, также матросов выбрать ис таких, кои бра — ны из Архангелогородской губернии ис поморских мест, человеку до тритцати бывалых на рыбных и звериных морских промыслах, и отправить к городу Архангельскому». Тем же указом предписывалось «…для лов — ления тех китов зделать против обрасцов линий при Адмиралтействе, а инструменты на Сестрорецких заводах, и, зделав, отправить в Кольский острог наступающим зимним путем на наемных подводах, чтоб в будущую ж весну в ловле китовом ни за чем остановки не было». «Эксперименты» продолжались: в 1731 г. китоловный промысел, не приносящий доходов казне, был сдан «в компанию» архангельскому купцу Евреинову, чтобы он вел бой китов, а убытки от этого промысла покрывал за счет других—рыбного и зверобойного, сказал Орлов, которому нужно купить семена перец. Однако китоловный промысел продолжал приносить убытки казне и вскоре был передан сначала барону Шафирову, а потом барону Шембергу. Проведенные реформы мало способствовали улучшению морских дел, и промыслы были взяты обратно в казну, для чего в Архангельске учредили Коммерц-контору, которая стала подчиняться Коммерц-коллегии. Новая реформа 1748 г. отдала поморские рыбные и звериные промыслы на 29 лет «в содержание» графу Шувалову: «…всемилостивейше пожалованы ему и наследникам ево у града Архангельского и в Коле—казенные сальные промыслы для лутчаго тех промыслов произведения и приращения ея императорского величества интереса». На его усмотрение было предоставлено право решения вопросов о целесообразности дальнейшего ведения китоловных промыслов.