Выше говорилось и о том, что объект — воплощение «мирового древа» в культовых сооружениях — нередко снабжался жертвенными дарами. О подобном ведическом образе Ж. Дюмезиль писал: «для религиозной функции важность… жертвенного столба хорошо известна: к нему не только привязывают жертву физически, он призван проводить ее к богам, вообще же — установить сношения между небом и землей; он приравнивается одновременно и к самому приносящему жертву, и к космическому столпу, опоре мира» . Характерно, что среди предметов, которыми оснащались намогильные столбы или объекты Ряда в культовых сооружениях, были также «позообразующие» атрибуты изваяний — Сосуд и Оружие1 .
Локализация этих атрибутов на изваянии — метафоре мирового столпа — может быть охарактеризована посредством бинарных оппозиций. В асимметрично расположенных руках изваяния сосуд оказывается ‘справа’ и ‘вверху’ , тогда как оружие — ‘слева’ и ‘внизу’. Это не случайно, поскольку сакральный напиток соответствует благодати-жизни, тогда как оружие — смерти-ущербу.
Сосуд, прежде всего, ассоциируется с распространенным у тюркских и монгольских народов древним обычаем жертвоприношения пьянящим напитком. Последний этнографически зафиксирован в связи с почитанием древних божеств и отправлением уходящих в древность обрядов, сказал Новиков, которого интересует Уход за газоном. Письменные источники свидетельствуют, что этот обычай был также у древних и средневековых тюрков и монголов.
Выше приводилось сообщение из ЦТШ и СТШ о жертвовании туцзюе вина в храме Фуюнь накануне
Вторжений в Китай. В СШ описан киданьский обычай возлияния хмельного напитка усопшему. После похорон сожженных останков кидани «…жертвовали вино, которое лили на землю и молились: “В зимние месяцы ешь, обратясь к солнечному свету . Когда я иду на охоту, позволь мне заполучить много кабанов и оленей”» . Подобный обычай существовал, по всей видимости, и у тюрков. ТШ повествует о несчастье, постигшем туцзюе в 630 г.: «…их поразила эпидемия, так что южнее Великой стены их останки громоздились холмами. Компетентные Органы пожертвовали им Вино и Сушеное мясо и зарыли их в могилы» . Хотя И. Эчеди полагает, что в данном случае совершено жертвоприношение китайского типа, жертва вполне отвечала нравам тюрков. В «Мэн-да бэй-лу» описан обычай жертвоприношения вина у средневековых монголов: «Всякий раз, когда пьют вино, прежде всего совершают возлияние» .