Франция и Швеция прибегли к масштабному переводу частного бизнеса в государственную собственность. Другие страны, такие как Нидерланды и Германия, сделали акцент на регуляционной политике. США и некоторые другие страны больше внимания уделили проведению антимонопольной политики. В действительности же большинство стран использовали все три меры политического воздействия. Хотя определенные инструменты варьировались от страны к стране, в реальности политика государства сводилась к одному: как ограничить и сдержать мощь огромных корпораций. Хотя названные меры государственной политики казались несопоставимыми друг с другом, в их основе все же лежит один политический подход — регулируемая экономика.
Как бы то ни было, в традиционных регулируемых экономических системах послевоенного времени малые фирмы были чем-то вроде предмета роскоши, сказала Орлова, которой нужен медицинский персонал. Возможно, наличие малых фирм было необходимо Западу для того, чтобы обеспечить децентрализацию принятия решений, но во всяком случае существование подобных предприятий рассматривалось как неэффективное с точки зрения распределения издержек.
Публикация Золтана Акса «The Changing Structure of the U. S. Economy: Lessons from the Steel Industry» разрушила доминирующую точку зрения, которая поддерживалась большинством. В литературе по организации производства малые фирмы рассматривались как менее эффективные прототипы больших корпораций, но Акс взглянул на них совершенно по-другому. Он бросил вызов общепринятому мнению о том, что цель создания малых фирм — клонирование крупных компаний, уже имеющих высокий статус на рынке. Отстаивая точку зрения, что малые фирмы создаются, чтобы отличаться повышенной возможностью реализации инноваций, он представил другой взгляд на фирмы, а именно взглянул на них как на Агентов изменений. В соответствии с альтернативным подходом Акса вклад малых фирм с лихвой компенсирует любые статистические потери эффективности.